Приближается «День Защитника Отечества».

20.02.2010
Автор

Приближается «День Защитника Отечества». По традиции в этот день  главное внимание тем, для кого профессия — «защищать Родину». Отметит его и наше землячество. А вот как этот день был отмечен в прошлом году. «Погибли, но победили»

22 февраля, накануне Дня защитников Отечества,  в Лызлове, где возводится храм-памятник воинам-сибирякам, освобождавшим эту землю от фашистских оккупантов, прошли Божественная литургия и заупокойная служба по погибшим в боях. Провел богослужение настоятель храма отец Александр Мальцев (он тоже родом из Омской области). Почтить память земляков приехали  члены «Омского землячества».

После литургии в маленькой деревянной церкви отец Александр отслужил заупокойную литию у часовни Александра Невского, возведенной на месте захоронения 153 воинов в Лызлове. Их тела перевезла на саночках и похоронила здесь одна из прихожанок, названная при крещении Варварой.  Уже после войны на этом месте кто-то посадил две лиственницы. Эти сибирские деревья стали первым памятником погибшим на поле брани. Впоследствии при участии местной администрации захоронение было благоустроено, здесь возведена часовня.

Затем члены «Омского землячества»  и жители Лызлова присутствовали на литии у памятного креста.

Вот что рассказывает житель Колюбакина Сергей Александрович Щавелев, который в том далеком сорок первом был мальчишкой и уже успел осиротеть.

–  В октябре оставляли эти места без боя, только у деревни Апальщино наши отступающие части оказали сопротивление. Мы, подростки, смотрели словно завороженные на панораму боя: как шли немецкие танки, а в деревне горел  дом, пылали два стога сена. В Лызлово оккупанты входили уже пешком, шли словно на прогулку. А вот отвоевывать у противника эту землю пришлось большой кровью. 12 декабря освободили Колюбакино, 13-го –  Неверово, 14-го –  Заовражье (хотя практически это одна деревня), 15-го –  Лызлово, а семь километров (по прямой) до Тучкова советские войска шли с тяжелыми боями целый месяц.

Когда в Лызлово вошли трое наших разведчиков в полушубках, валенках и маскхалатах, женщины спросили: «За кого молиться?» –  «За сибиряков», –  ответили освободители.

Я ходил по лесу и собирал винтовки, чтобы отнести их в штаб. За каждую винтовку давали полбуханки хлеба (а чувство голода в то время не оставляло почти никогда). Во время одного из таких путешествий и наткнулся на подбитый советский танк –  его мотор еще работал. А рядом лежали три танкиста, сраженные автоматной очередью немцев, скрывавшихся в лесу. Убитых при наступлении было много, около трех с половиной тысяч полегло в этих местах за три декабрьских дня, женщины и подростки хоронили их в воронках, в противотанковом рву в Неверове, в овражках, потому что сил копать братские могилы в мерзлой земле ни у кого не было.

Не так давно краевед Валентин Васильевич Гаврилов попросил меня сфотографировать окрестные храмы. И удивился, что большинство этих храмов не были разрушены  во время войны. Потому и уцелели, что при отступлении  боев не было, а наступали с одной винтовкой на троих. Танков-то почти и не было.

Когда отец Александр спустя много десятилетий после войны решил поставить памятный крест как раз на месте гибели танкистов, я думал, что ему кто-то рассказал об этом. А оказалось –  нет. Просто интуиция или душевный порыв… так закончил свое повествование Сергей Александрович Щавелев.

Генерал-майор запаса Александр Павлович Мелехин рассказал собравшимся о том, что 336-я сибирская стрелковая дивизия была сформирована из маршевых рот в Ульяновской области в октябре 1941 года, затем переброшена под Кубинку и с рубежа санаторий имени Герцена Агафоново перешла в наступление. Месяц шли тяжелейшие бои на территории района. Только в середине января удалось выбить немцев из Рузы, о чем было сообщено в штаб дивизии. Командование решило выдвинуть в город второй эшелон. Но фашисты нанесли контрудар и снова заняли Рузу. Командир полка послал с донесением офицера связи, который был убит. Только накануне выдвижения второго эшелона командование узнало о том, что город снова в руках противника. В результате командир полка был расстрелян.

Дивизия продолжала вести разведывательно-диверсионные действия западнее Рузы и Дорохова. В течение полутора месяцев практически весь первый, сибирский, ее состав был выбит, и 336-я была направлена на переформирование. В дальнейшем дивизия вела боевые действия в районе Орла, освобождала Украину, страны Восточной Европы. Закончила войну в Австрии в 1945 году. Удостоена орденов Красного Знамени и Александра Суворова I степени и затем расформирована.

–  Им было по восемнадцать-девятнадцать лет, подчеркнул отец Александр, –  они были плохо вооружены, недостаточно обучены и не досыта накормлены. По крайней мере прихожане, бывшие в то время детьми, рассказывали, что в вещмешках солдат, присевших отдохнуть и замерзших насмерть, не находилось ничего съестного. И все-таки они победили. Одна прихожанка вспоминала, что молодой лейтенант, советуя местным жителям схорониться от пуль и снарядов в лесу, пообещал, что фашисты дальше не пройдут. Они сдержали слово ценой своей жизни. Эти мальчики и сегодня нам помогают. Сколько раз бывало: помолишься здесь у креста –  и Бог услышит. До кризиса мы закончили самые дорогостоящие работы по возведению нашего белокаменного храма, за образец которого взята церковь Покрова на Нерли, воздвигнутая Андреем Боголюбским  в 1165 году. И это не наша заслуга, это помощь наших воинов-молитвенников на небесах.

Некоторые из участников поминальной службы признались, что впервые от начала до конца присутствовали на богослужении и испытали удивительное чувство радости.

Среди членов  «Омского землячества» немало известных и заслуженных людей. В этот день в Лызлово приехали профессора, лауреаты государственных премий, генералы, герои последних войн, такие, как полковник Валерий Адамович Яхновец, начальник разведки воздушно-десантных войск. Прибыл и исполнительный директор землячества, последний первый секретарь Омского горкома КПСС Игорь Васильевич Моренко, человек  уважаемый и пользующийся большим авторитетом у земляков.

Михаил Петрович Курбацкий родом из Полтавского района Омской области. Он был призван в 1942 году, и Подмосковье ему не довелось освобождать. Комсорг полка зенитной войсковой артиллерии, он участвовал в боях в составе Западного, 3-го Белорусского, 1-го Дальневосточного фронтов. Больше всего вспоминаются ему дороги, бесконечные дороги войны. То пешком, то на машинах довелось исколесить пол-Европы, да и пол-Азии. А после войны Михаил Петрович закончил институт международных отношений и долгие годы отдал дипломатической службе. Сейчас ему 85 лет, но его бодрости и оптимизму могут подивиться и гораздо более молодые.

Вице-адмирал Валерий Федорович Доронин, окончивший Омское речное училище, командовал войсками Северо-Востока России, Камчатской флотилией, 10-й дивизией атомных подводных лодок, был избран депутатом Государственной Думы   третьего созыва. На большом разведывательном корабле «Камчатка» Валерий Федорович создал плавучую церковь, получил орден Святого Даниила князя Московского II степени из рук патриарха Алексия II.

Валерий Афанасьевич Парикожко, омич по рождению, закончивший там институт, двадцать лет живет в Москве. Он заместитель генерального директора «Гознака». За период его трудовой деятельности случилось уже три денежных реформы. (Пользуясь случаем, мы поинтересовались у Валерия Афанасьевича, не готовится ли какая-нибудь новая реформа. Он заверил, что в ближайшем будущем ничего такого россиянам не грозит). Здешние места для него особенно дороги, потому что в Подмосковье воевал и был тяжело ранен его дядя, на Скирмановских высотах довелось сражаться тестю.

–  У вас очень красивые места. Я много ездил по Союзу и по всему миру. Могу заверить, что таких красот и за границей трудно найти.

Многие гости, выражая благодарность отцу Александру, высказывали надежду, что строящаяся церковь в честь иконы Божией Матери «Живоносный источник» станет и еще одним украшением этих мест, и  памятником сибирякам, сложившим здесь головы. Внукам и правнукам она будет напоминать о подвиге русских солдат и офицеров.

Галина РЫБИНА – журналист газеты «Красное знамя» Рузского района Московской области .

Фото Петра НИКОЛЬСКОГО